24 октября воскресенье
СЕЙЧАС +9°С

Сэмюэл Л. Джексон, актер, продюсер: «Я знаю, где зарыты скелеты»

Поделиться

Поделиться

Число фильмов, в которых он снялся, давно преодолело сотню. За свой вклад в развитие киноиндустрии он удостоен Звезды на голливудской «Аллее славы», её номер – 7018. Внимание к нему как к актеру не утихает с 70-х годов прошлого века. Нынешний фильм Квентина Тарантино «Джанго освобожденный» очередной раз всколыхнул волну интереса к Сэмюэлу Л. Джексону. «Будет ли «Джанго...» спорным фильмом? – удивляется вопросу Джексон. – Работа Квентина Тарантино. Разве может быть иначе?..»

Сэмюэл, что привлекло вас в фильме «Джанго освобождённый»?

– Квентин Тарантино. Я сделал с Квентином пять фильмов, и все они были хороши. Он просто зовет меня, я говорю: «Да, здорово».

Вы, безусловно, стали его ведущим актером.

– Напротив: очевидно, что нет. Я не мог оказаться в «Бесславных ублюдках». Ему потребовалось некоторое время, чтобы прийти ко мне и сказать: «Хорошо, я буду использовать твой голос» (в «Бесславных ублюдках» Самюэль Л. Джексон исполнил роль рассказчика – Прим. авт.). Потом он спросил меня, говорю ли я по-французски, и я сказал .... «Ну, нет... не все ли равно?» (Смеется.)

Как за эти все годы изменились ваши отношения?

– Ничего не произошло. Они преимущественно такие же. Сродни тому, будто мы катимся от одного фильма к другому. Мы появляемся на съемочной площадке, и нам по-прежнему весело. Много смеемся, много работаем, и он дает мне много свободы, чтобы я мог создавать то, что мне нужно создать. Главная проблема, которая была в «Джанго» – выяснить, как Стивен выглядел на самом деле. Как только мы это поняли, все стало здорово.

И что же вы решили?

– Мы решили, что парень черный. (Смеется.)

Что вы можете рассказать о своем герое – Стивене?

– Он – раб, и он принадлежит Леонардо Ди Каприо... Однако у него больше свободы, чем у какого-либо из других рабов на плантации… Я тот парень, который управляет плантацией, даже когда владелец там. У меня большая свобода и власть на этой плантации. Я самый старый раб на плантации и знаю, где зарыты все скелеты.

Новая лента о легендарного Квентина Тарантино «Джанго освобожденный» (Django Unchained) – снята в жанре спагетти-вестерн. Главную роль исполняет Джейми Фокс, его напарник – Кристоф Вальц. Мировая премьера фильма состоялась 25 декабря 2012 года, однако еще до этого некоторые критики, уже увидевшие новый проект Тарантино, включили его в собственные списки лучших фильмов года. Фильм уже собрал множество престижных наград . Кристоф Вальц и Леонардо Ди Каприо получили нескольких премий сообществ кинокритиков. Сама картина была выдвинута в четырех номинациях на «Золотой глобус», завоевала призы в двух – «Лучшая мужская роль второго плана» (Кристоф Вальц) и «Лучший сценарий» (Квентина Тарантино). На 85-й церемонии вручения премии «Оскар» картина претендует на главный приз – лучшая картина года, а кроме того представлена еще в четырех номинациях.

Как вы готовились к этой роли?

– Ты не исследуешь, как играть такого человека. Ты просто должен выяснить его отношения со всеми остальными в сценарии и проделать внутреннюю работу исходя из этого.

Вы были удивлены тем, что Тарантино займется таким вопросом, как рабство?

– Не более чем тем, что он взялся за тему Второй мировой войны…

Какая связь между этим фильмом и культовым фильмом 1960-х годов «Джанго»?

– Одинаковое имя.

И это все?

– Почти. В нем присутствует Франко Неро (звезда оригинального Джанго)… Но больше нет никакой взаимосвязи в чем бы-то ни было, по крайней мере из того, что я мог бы еще назвать. В этом фильме нет ничего от старого. Это история о рабе по имени Джанго, который в начале фильма разлучается со своей женой и хочет ее найти. К счастью для него появляется «охотник за головами». Он берет Джанго с собой, так как раб стал свидетелем убийства на плантации. «Охотник за головами» знает, что он может опознать этих трех убийц. Он говорит ему: «Я научу тебя быть охотником за головами... Я помогу тебе найти твою жену, ты сможешь ее вернуть». И это все превращается в историю о мести и любви.

Вы обрели много совершенно новых поклонников, играя Ника Фьюри в фильмах компании «Марвел» (кинематографическая компания «Марвел» снимает фильмы по комиксам, в том числе и ленту «Мстители», в которой Самюэль Л. Джексон исполнил роль супергероя Ника Фьюри – Прим. авт. )… а какой жанр все-таки предпочтительнее для вас: фильмы о супергероях или вестерны?

– Я думаю, если бы мне пришлось выбирать, я бы предпочел вестерны. Я вырос на творчестве Джина Отри (музыкант, актер, радио и телеведущий, создатель Кодекса Ковбоя – Прим. авт.), Роя Роджерса (американский актер, ковбой и певец – Прим. авт.), Лэш Ла Ру (актер, продюсер – Прим. авт.) и шоу таких телевизионных шоу, как «Разыскивается: живой или мертвый» и прочее… Знаете, вестерны раньше были одним из основных продуктов американского кино и телевидения... Я и мои друзья играли в ковбоев и индейцев.

Что делает Квентин Тарантино на съемочной площадке, что отличает его от других режиссеров?

– Подает алкоголь и играет музыку. (Смеется.)

И что он подает?

– Это зависит… Давай посмотрим… Был день, когда был самогон. Несколько дней были кадры с текилой. Еще несколько дней – бурбон. Маргарита, сакэ ... Да, у них было много дней с выпивкой.

По твоему мнению, его лучший фильм это – ...?

– … «Джеки Браун» (1997, с Джексоном и Пэм Гриер).

Почему?

– Это действительно великая история. Действительно хорошее кино, великолепное развитие характеров. Это очень взрослый и мрачный фильм о людях на распутье, которые пытаются решить, что делать со своей жизнью.

Поделиться

Изменилась ли атмосфера на площадке у Тарантино с того момента, как он только начинал работать и по сей день?

– Нет. Атмосфера – все та же. По-прежнему забавно… Ну, появилось больше денег, более крупные подъемные краны, всякие игрушки и вещи... Но, кроме этого, есть музыка, есть смех. Есть Квентин, стоящий рядом с камерой, вместо того, чтобы сидеть у монитора, и смех в середине твоего кадра или всякие реакции на что-то, когда ты не можешь закончить. Это не изменилось. (Смеется.) Тот же самый энтузиазм, та же самая радость, та же самая творческая свобода. Это просто замечательно. Отличная атмосфера для творчества.

Вы всегда сходитесь во взглядах?

– Вначале всегда есть расхождение во мнениях об одном или другом. Я имею в виду вот что: в «Криминальном чтиве» по идее Квентина Джулс – это парень с длинными афродредами. Но молодая белая девушка, которую он послал купить такой афропарик, вернулась с париком в стиле Jheri curls (перманентная завивка волос, при которой кудри частично расправляются и становятся пружинистыми, в стиле Майкла Джексона – Прим. авт.). Ну, дайте мне попробовать его. Я надел его, мы посмотрели, и он сказал: «Нет, нет, нет...». А я говорю: «Да! Это прекрасно! Это правильно». Он думал, что дреды – это круто, пока я не показал ему фото NWA (Niggaz Wit Attitudes – «Нигеры с мнением» – американская хип-хоп группа, которую многие считают одним из основателей поджанра гангста-рэп – Прим. авт.), в которой у всех были Jheri-кудри. Я сказал: «Это смотрится». И это было так.

То же самое с «Джеки Браун»… Я хотел, чтобы Орделл выглядел так, как он в итоге выглядит в фильме. Но Квентин говорил: «Нет, я не думаю, что это сработает». Тогда я пошел и заставил своего мастера сделать парик, козлиную бородку и другие составляющие образа. В один из дней я напялил все это и пошел прямо на производственное совещание. Меня не узнали. Все начали кричать: «Как вы попали сюда? Кто вы?» А я приблизился к его столу. Он посмотрел на меня и решил: «Хорошо, ты прав».

Таким образом, это такие незначительные вещи. Как я сказал, самой большой проблемой в этом фильме для меня было выяснить, на кого похож был Стивен. Я хотел, чтобы Стивен был максимально черным. Мы попробовали. И Квентин позволил мне зайти далеко с этим, но некоторые вещи из-за всяких интерпретаций и других людей, и прочего трансформировали задуманное... В итоге мы, наконец, пришли к пониманию о том, как будет выглядеть Стивен и как это будет.

Сложно представить вас, играющего героя, покорного и робкого...

– Я бы не сказал, что он робок и покорен. Он – раб. Он раб, но самый влиятельный из себе подобных на плантации. Стивен – собственность, но и он не собственность в то же время. Он внушающий страх... Он – глаза и уши владельца и, по существу, хозяин…

Вас называли самым трудолюбивым актером в Голливуде. Это, действительно, вы?

– Нет.

А кто?

– Сложно сказать... Кажется, я задал этот стандарт несколько лет назад, и теперь люди пытаются ему соответствовать. Вы знаете, четыре или пять фильмов в год – это круто. Есть много людей, которые сейчас начали это делать.

И вы так делаете? Четыре или пять фильмов в год?

– Нет. Возможно, три. Я не знаю, почему. Телефон уже не звонит так часто, как раньше... (Смеется.)

Вы готовы к тому, что фильм будет спорным?

– Будет ли «Джанго освобожденный» спорным фильмом? Это работа Квентина Тарантино. Разве может быть иначе?

Что было самой большой проблемой во время съемок?

– Самая большая проблема? В Новом Орлеане жара. Комары ночью – как птицы. Очень жестокие. Некоторые из этих ночных съемок были сумасшедшие. (Смеется.)

Какие надежды вы возлагаете на «Джанго освобожденный»?

– Мои надежды? Надеюсь, что он понравится людям, что люди будут им наслаждаться. Знаю, что люди будут обсуждать его. Потому что это Квентин, а это уже тема для обсуждения.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter