STERLITAMAK1
Погода

Сейчас+11°C

Сейчас в Стерлитамаке

Погода+11°

ясная погода, без осадков

ощущается как +11

0 м/c,

штиль.

753мм 79%
Подробнее
USD 93,44
EUR 99,58
Страна и мир Спецоперация на Украине истории «Я перестала бояться смерти». 23-летняя Алина потеряла мужа на СВО, когда была беременна, — история

«Я перестала бояться смерти». 23-летняя Алина потеряла мужа на СВО, когда была беременна, — история

Про жизнь, любовь, смерть офицера и новую жизнь молодой мамы

Алина с Даниилом. Сына девушка назвала в честь папы

Алина достает телефон и показывает фотографию. На снимке — профили трех человек: двух мужчин и маленького ребенка. Между собой они похожи: легкая улыбка на пухлых губах, аккуратный прямой нос и спокойный взгляд. Это дедушка, сын и внук.

Идея снимка появилась давно, и, когда у Алины родился сын, она ее воплотила. Только профиль молодого мужчины, что в середине фотографии, пришлось аккуратно вырезать со старого кадра и с помощью фотошопа прикрепить к новому снимку. Это фото ее мужа Даниила — он погиб в спецоперации, когда Алина была беременна.

— Семье очень понравилась эта фотография. У меня нет понимания, что он умер, — улыбается она.

С этим ощущением Алина Деева живет больше года. За это время по-другому стала относиться к смерти и видеть свое будущее.

Это еще одна история жены военного, которая не выбирала, как сложится жизнь ее семьи. В воскресенье утром ее мужу позвонили и сказали срочно явиться на плац. В этот же день офицера ТВВИКУ отправили на СВО. Через шесть дней Даниил Деев погиб от тяжелого ранения.

О своем муже Алина до сих пор иногда говорит в настоящем времени

«Он обещал, что мы зимой съездим на море»

Алина и Даниил познакомились в общей компании. Девушке было 17 лет, ее будущему мужу — 21 год. Тогда он учился на последнем курсе ТВВИКУ, Алина жила напротив военного училища. Молодой человек стал заходить к ней на обед — пара часто виделась. Через некоторое время между ними завязались теплые отношения. Алина и Даниил стали жить вместе.

— Мы с ним съехались, пожили в Тюмени два месяца, и потом он уехал. Его распределили в Бурятию, в город Кяхту. Я через неделю поехала за ним. Когда приехала, всё было хорошо. Через два месяца мы расписались. На подоконнике сидели и курили. Он мне сказал: «Может, распишемся?» Я сказала: «Пошли! Почему нет?» На своей свадьбе из 12 человек знала только двоих, — говорит Алина Деева.

Даниил был патриотом, он пошел служить по наставлению отца

Пять лет Алина и Даниил жили в Бурятии.

— Когда в человека влюбляешься, ты его любишь — и тебе неважно, куда поедешь, тебе неважно, где ты будешь жить, тебе неважно, на чем ты будешь спать. Важно, чтобы этот человек был рядом. На то жизнь и есть — показывать, что ты с любимым человеком готова пройти эти трудности.

Пара мечтала о простом — накопить деньги и съездить в отпуск.

— Я ни разу не была за границей. Он обещал, что мы зимой съездим на море, — рассказывает Алина.

«После звонка он начал собираться. У меня — истерика»

— Случилось это в воскресенье, 16 мая. Мы спали. Нам позвонили и сказали: «Через час у тебя построение на убытие». Я была на четвертом месяце беременности. После звонка он начал собираться. У меня — истерика. Я выпила успокоительное, взяла себя в руки. Поняла, что сейчас не время. Перед отъездом сказала Даниилу: «Ты через неделю приедешь». Он посмеялся. Я чувствовала, что он скоро вернется.

После звонка девушка поехала за мужем на построение. В части Кяхты был сбор, чтобы оттуда выехать во вторую точку — в Улан-Удэ. — И он разрешил поехать до Улан-Удэ с ним. Я не ожидала, что он согласится. Даниил сам по себе такой серьезный, брутальный был. Это была самая быстрая дорога. Я не хотела, чтобы она заканчивалась. Мужчины ехали с автоматами в руках, а я сидела у него на коленках.

Из Улан-Удэ военных отправляли в зону СВО. Там они упаковали вещи и стали готовиться к отправке. В городе пара провела еще одну ночь вместе перед вылетом Даниила на Украину.

— Я в эту ночь боялась сомкнуть глаз. Когда уезжали из дома, я села ему в колени. Он сказал: «Я был готов ехать все разы. Но сейчас, я не знаю почему, я не готов. В первый раз мне страшно».

17 мая Даниил позвонил Алине по видеосвязи уже с Украины. Девушка вспоминает, что это был их первый разговор, когда он не смотрел ей в глаза. Но о трудностях не говорил. Тогда он рассказывал жене, что полет прошел нормально, и говорил, что ей нужно ехать из Улан-Удэ домой. Алина решила возвращаться в Кяхту.

— Его сослуживец и его жена приехали ко мне в гости. Они сказали мне: «Остановись, сядь. Всё хорошо. Данил ранен. Скоро приедет домой». Я была рада, что он ранен.

В этот момент Алина была уверена, что Даниил приедет домой на лечение и они скоро увидятся. Но связь с ним пропала — девушка не могла узнать никакой информации о муже.

«Мы искали его везде»

После того как Алина узнала, что муж ранен, она стала искать его: обзванивала военные госпитали, звонила в Минобороны, связывалась с сослуживцами. На протяжении недели девушке говорили, что Даниил легко ранен и, возможно, уже едет домой.

— Эта неделя была самая бесконечная, она длилась вечно. Перед днем, когда мне сообщили, что он погиб, мне позвонил его близкий друг. Он сказал: «Алина, прости, что не уберег. С ним всё хорошо, он живой. Я его сам лично привез в госпиталь. Он вот-вот должен выйти на связь».

Неделю Алина думала, что Даниил ранен и лежит в военном госпитале

Алина несколько раз ходила в военную часть Кяхты. Там была возможность связаться с командованием — это можно было сделать только по определенным номерам через стационарный телефон. Тогда некоторые солдаты в части уже знали, что Даниил погиб. Но Алине об этом сообщили не сразу.

— Когда он поступил в госпиталь, у него была задета тазобедренная артерия. Первую помощь оказывали тем, кто кричал от боли. А Даня просто молча лежал. Они [врачи] посчитали, что не так серьезно. Когда его уже транспортировали в Россию, он просто уснул, и всё. Он умер от потери крови.

«Та связь, которая была лично у нас, я такой не видела»

Алина перебирает снимки с Даниилом. Она распечатала их и сохранила в альбоме. Некоторые в картонной самодельной рамочке с красным сердцем. На фотографиях Алина и Даниил дома — обнимаются на диване, вот они выехали на природу — стоят в лесу с собакой и улыбаются, на другом кадре сидят в кафе с друзьями.

Вместе Алина и Даниил были почти шесть лет
— Я лично планировала, что это будет его последняя командировка. И я бы на край света уехала, лишь бы горе не задело нашу семью, — говорит молодая вдова
Алина с улыбкой смотрит на фото. Она советует девушкам, которые тоже потеряли близких, не уходить в себя — так с потерей будет справиться сложнее. Нужно учиться принимать и учиться жить с воспоминаниями
У Алины и Даниила много совместных фотографии. Время от времени она достает снимки и рассматривает их

— Нет понимания, что он умер. Почему? Потому что я не была на похоронах и в моих воспоминаниях он остался живым. Первое время это причиняло боль определенную. Но сейчас, когда я смотрю на наши совместные фотографии, — это моя жизнь, это мой промежуток жизни. И я благодарна этому человеку, что он был и продолжает быть. Его частичка живет рядом со мной и существует.

Алина на прощании не была: в это время она еще вынашивала ребенка, нужно было беречь себя от эмоциональных потрясений. Вскоре после похорон девушка переехала в Тюмень. Здесь она живет в квартире вместе с мамой, сыном Даниилом и собакой Мией. Даниила похоронили в мае прошлого года в Тюмени.

— Спас в прямом смысле этого слова сын Даниил. Потому что я не знаю, если бы я была не беременна, то где бы я была. То есть не только я это знаю, это знают абсолютно все. Что бы со мной было, никто не знает. Потому что та крепкая связь, которая была лично у нас, я такой не видела.

Алина говорит спокойно. Но иногда накатываются слезы. Она, не сбиваясь с темы, берет салфетку и вытирает их

«Время не лечит»

Алина с Даниилом были вместе почти шесть лет. Иногда о своем муже девушка говорит в настоящем времени. И часто, когда рассказывает о чем-то, вместо «я» упоминает «мы». Даже если это касается только супруга. Свои отношения с Даниилом она называет особенными, а их связь — вечной. Еще Алина безэмоционально говорит о смерти. Ей 23 года.

— Я, например, перестала бояться смерти. Раньше я очень сильно боялась, что чего-то не успею. А сейчас я просто знаю, что мое время как придет, так придет. Ко всему просто стала с холодной головой относиться. В момент, когда объявили мобилизацию, многие люди впадали в осуждение из-за того, что некоторые парни уезжают за границу. Если бы была моя воля, я бы тоже взяла и уехала.

«Поэтому очень глупо осуждать людей, которые хотят жить»

И в то же время я понимаю: «Кто будет Родину защищать?» — рассуждает собеседница.

Алина каждое воскресенье ходит в протестантскую церковь вместе с сыном. Муж называл ее «доброй сектой», смеется Алина. В кругу прихожан она нашла поддержку.

— Люди, которые находятся там, мне очень сильно помогли. Психологическую поддержку оказали. В церквях много израненных людей. Я бы хотела, чтобы те женщины, которые столкнулись с такой ситуацией, пришли туда и в первую очередь получили исцеление своего сердца и своей души. Потому что глушить свою боль где-то в бокале вина или еще в чем-то, я считаю, просто бессмысленно, — говорит Алина. — Я знаю, что Даниилу сейчас намного лучше, чем мне. И чем нам всем. Мою душу греет, что он умер не мучительной смертью. Что похоронили его хотя бы почетно. Как человека.

Когда Алина рассуждает о происходящем в мире, она говорит, что можно было всё изменить и не допускать слез и горя. Она не осуждает тех, кто уехал за границу, гордится теми, кто сейчас находится на СВО, — там много ее знакомых. Девушка уже без слез может говорить о муже и с улыбкой вспоминает их совместную жизнь.

— Эта боль не утихает. Как там говорят: время лечит или еще что-то. Время не лечит. Просто эта боль становится чуть тупее. Но это будет сопровождать тебя всю твою жизнь. То есть ты это не вычеркнешь, не выкинешь никак, — объясняет девушка. — Для меня важно, чтобы сын знал, кто его отец, чтобы он был для него примером. Да, он сейчас маленький. Но я знаю, что сто процентов у меня получится вложить то же самое, что было вложено в Даниила. Только не хочу, чтобы он был военным.

В планах пары было назвать сына другим именем. Но на Украине военный передал через товарища, чтобы тот сказал Алине — он хочет, чтобы ребенка звали Даниилом Данииловичем

В мае прошлого года мужа Алины похоронили. Проститься с Даниилом Деевым пришли десятки близких и военных. Траурный зал едва вмещал в себя огромное число родных и друзей — букеты алых роз охапками выносили несколько человек. Не без участия родственников Даниила Деева, которые заявили о проблеме, власти официально признали появление на Червишевском кладбище «Аллеи славы». Тогда рядом с могилами солдат перестали хоронить гражданских.

Также мы рассказывали историю 19-летней вдовы другого курсанта ТВВИКУ. Ее муж уехал на СВО через месяц после окончания учебы. Вот уже три месяца его жена не может узнать, где тело военного.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем